среда, 9 марта 2011 г.

Российский хлопковый проект в Туркестане. Начало XX века

С конца XIX в. главным экономическим проектом России в Средней Азии безусловно стал хлопковый проект, стремительно развивающийся благодаря освоению американских сортов хлопчатника и открытию прямого железнодорожного сообщения с текстильными центрами России. К рубежу войны здесь многократно увеличились поливные площади, засеваемые хлопком.

Так с 1888 г. по 1913 г. посевы хлопчатника выросли в Ферганской области – с 37,8 тыс. га до 304 тыс. га, Самаркандской области – с 8,7 тыс. га. до 34,5 тыс. га, Сырдарьинской области – с 28,2 тыс. га до 68,3 тыс. га. Общая площадь посевов хлопчатника в Средней Азии выросла с 195 тыс. га в 1902 г., до 385 тыс. га – в 1912 г. В 1913 г. здесь было произведено 684,7 тыс. тн (ок. 42,8 млн. пудов) хлопка-сырца.

В целом валовой сбор хлопка в Средней Азии в течение 1890–1914 г. вырос почти в 7 раз. Подавляющая часть этого хлопка вывозилась в Россию: в 1902 г. – 6 млн. пудов (96 тыс. тн), в 1912 г. – 14 млн. пудов (224 тыс. тн). Общая стоимость вывозимого перед войной хлопка оценивалась в 138 млн. рублей.

Туркестанский хлопок уже в 1900 г. обеспечивал треть российского потребления, а в 1910 г. – уже 43 % (годовое потребление хлопка-волокна текстильной промышленности России к 1914–1915 гг. достигло 24,64 млн. пудов (394 тыс. тн)). В 1910-е гг. в среднем половина российской потребности в хлопке удовлетворялось поставками из-за границы, половина – внутренним, в основном среднеазиатским, производством. Сезон 1914–1915 гг. оказался достаточно благоприятным, обеспечив 70 % российских потребностей: из Средней Азии вывезли 15,57 млн. пудов (249 тыс. тн) хлопкового волокна, из Закавказья – 1,75 млн. пудов.

Поскольку перевозить хлопок-сырец на далекие расстояния экономически неразумно, то в Туркестане возникла своя индустрия хлопкоочистки, ставшая здесь главной отраслью промышленности. В пиковый 1916 год хлопкопроизводства стоимость произведенной хлопкоочистительными предприятиями Туркестана продукции составила 11 млн.рублей или 85 % стоимости всей промышленной продукции края. В 1908 г. из 220 российских хлопкоочистительных заводов 204 находились в Туркестане. В 1915 г. в Туркестанском крае действовало уже 235 хлопкозаводов.

Важно отметить, что российское государство поощряло развитие хлопководства в Средней Азии, но коммерчески непосредственно не участвовало в этом. Вся хлопковая индустрия российского Туркестана в дореволюционной время строилась на основе частной инициативы и предпринимательства. Значительную роль в российском хлопковом проекте сыграло купечество бухаро-еврейского происхождения, хорошо знающего местные условия и наладившее широкие контакты в России. Накануне войны местным предпринимателям – мусульманам и бухарским евреям, при значительном превосходстве последних, принадлежало до 60 % заводов хлопковой отрасли.

К 1916 г. на территории Туркестана действовало 9 крупных торгово-промышленных хлопковых фирм, владевших 58 хлопкозаводами и 15 маслозаводами. Наиболее крупными из них были: Андреевское товарищество – торговый дом Вадьяевых (30 хлопкозаводов и 5 маслозаводов), а также хлопковая фирма «Беш-Бош», состоявшая из Большой Ярославской мануфактуры, Московского торгово-промышленного товарищества, товарищества для торговли с Персией и Средней Азией, Торгового дома «Бр. Шлосберг», Фирмы «Вл. Алексеев» (28 хлопкозаводов и 4 маслозавода).

В 1916 г. братья Якуб и Сион Вадьяевы (об экономическом весе Вадьяевых свидетельствует следующий факт: когда в январе 1918 г. правительство Туркестанской автономии обратилось к бухарским евреям-промышленникам за заемом, то было решено, что братья Вадьяевы дадут 25 % суммы, Потеляховы – 15 %, Симхаев – 10 %, а оставшуюся сумму распределят между остальными) приобрели Иваново-Вознесенскую мануфактуру и поставили под свой контроль всю «цепочку» текстильного производства от выращивания и закупки хлопка-сырца, хлопкоочистки до производства тканей на Ивановских текстильных фабриках. Другими крупнейшими поставщиками среднеазиатского хлопка в Россию из числа бухарских евреев были братья Рафаэль и Натаниэль Потеляховы, которым принадлежали 36 предприятий по переработке хлопка, 2 фабрики по производству хлопкового масла.

Главным производителем среднеазиатского хлопка стала Ферганская долина, которая, например, в 1913 г. дала 62 % всего отгруженного в Россию хлопка. Для сравнения Сырдарьинская и Самаркандская области дали вместе только 21,4 %. Благодаря налаживанию масштабного производства и первичной переработке хлопка, Ферганская область по уровню развития промышленности оказалась сопоставима с Харьковской и Нижегородской губерниями. Здесь находились две трети хлопкозаводов Туркестана.

Важную роль в организации поставок хлопка играл биржевой комитет в Коканде, в которую входили представители крупных промышленных и торговых кругов области, а также фирм и банков России. Старшиной комитета избрали Якуба Вадьева – главу Вадьяевского товарищества, которое скупало в Ферганской области до 7-8 млн. пудов хлопка-сырца.

Наряду с российским Туркестаном интенсивное развитие хлопкопроизводство происходило также в Бухарском и Хивинском ханствах. Так в Бухаре и Хиве в 1914 г. хлопком было занято 140,2 тыс. га, а в 1915 г. – 152,6 тыс. га. Перед войной доля Бухары в поставках хлопка в Россию, обеспечиваемых в основном бухаро-еврейским купечеством, составляла ок. 13 %.
В Хиве в 1909 г. ок. 16 % всех посевных площадей было занято хлопком. К началу войны 2/3 хивинских хлопковых полей засевались американскими сортами. Если в 1909 г. из хивинского оазиса, включая и Амударьинский отдел, вывезли в Россию 500 тыс. пудов (8 тыс. тн) хлопка-волокна, то в 1915 г. из Хивинского ханства в Россию отправили уже 900 тыс. пудов (14,4 тыс.тн) хлопка-волокна. На территории ханства были построены 4 маслобойных и более 30 хлопкоочистительных заводов, лучшим из которых считался оборудованный по мировым стандартам завод «Большая Ярославская мануфактура».

Важно учитывать, что рост посевов хлопчатника в Средней Азии, в значительной степени, осуществлялся за счет земель и рук, ранее сориентированных на производство продуктов питания, в частности, выращивание зерна. В итоге Туркестан стал в растущих объемах импортировать зерно: в 1907 г. – 4 млн. пудов (64 тыс. тн), 1914 г. – 12,5 млн. пудов (200 тыс. тн). Причем основным производителем хлопка и потребителем зерна стала Ферганская долина.

C началом первой мировой войны сократились поставки хлопка в Россию из-за рубежа, из-за чего вырос спрос на туркестанский хлопок и, соответственно, повысилась цена пуда среднеазиатского хлопка-волокна: в 1913 г. она составляла 24 руб., а в 1915 г. достигла 32 руб. (+ 33 %), в 1916 г. – 36 руб. (+ 50 %). Эти обстоятельство побудило население расширить посевы хлопчатника. Если в 1914 г. площади под хлопчатником занимали в Туркестане 502 тыс. га, то в 1915 г. – 570,7 тыс. га (по другим данным – 524 тыс. га, а в 1916 г. – 582,1 тыс. га, что составило 16 % всей возделываемой земли Туркестана. Однако дальнейшего роста производства туркестанского хлопка в ходе войны не произошло.

Серьезной проблемой, связанной с войной, и, болезненно отразившейся на положении большинства населения в Центразии, стало существенное сокращения ввоза из России хлеба и промышленных товаров народного потребления, чтобы было связано с сокращением их производста из массового призыва в 1914–1916 гг. российских крестьян и рабочих на фронт. В результате цена на хлеб росла быстрее, чем цена на хлопок: в 1915 г. она выросла на 100 %, а в 1916 г. на 400 %.

С этого времени в Туркестане стал катастрофически расти дефицит хлеба, не хватало также сахара, тканей. Сокращение хлебных поставок и нормированные цены на хлопок вели к сокращению посевов хлопка. В итоге, начиная с 1916–1917 г., выращивание хлопчатника стало свертываться (в 1916 г. весенние посевы хлопчатника были максимальными, но, из-за начавшегося призыва местного населения на тыловые работы и связанных с этим волнений, реальный осенний сбор хлопка оказался ниже предыдущих лет). В Бухаре и Хиве в 1917 г. площади посевов хлопка сократилась с имевших место в 1916 г. 147 тыс. до 86, 5 тыс. га, что в свою очередь вело к обнищанию массы дехкан, занятых ранее трудоемким выращиванием хлопчатника.

С конца 1917 – начала 1918 года вопросы экономической политики в Туркестане перешли в компетенцию Советской власти. С учетом стратегического значения в центре хозяйственных забот советского правительства Туркестана была хлопковая отрасль. 28 февраля 1918 г. Совнарком Туркестана издал декрет о национализации государством всех запасов хлопков. Поскольку это вызвало тревогу у дехкан, то через несколько дней последовало дополнительно распоряжение о том, что это не касается запасов хлопка у трудящихся. Затем 5 марта вышел декрет о национализации предприятий хлопковой и связанной с ней промышленности, как-то: «маслобойной производство, мыловаренное и ватное, а равно и предприятия торговые по скупке сырья и фабрикатов». Тогда были национализированы, в частности, 296 хлопкоочистительных заводов и 5 ватных фабрик.

Национализация хлопковой отрасли была начата спустя несколько недель после разгрома Кокандской автономии. Оба этих события политически ликвидировали крупный бизнес хлопковых магнатов Туркестана, вынуждая их искать пути эмиграции и перевода капиталов за пределы России. Значительная часть их хлопковых запасов была к тому времени была укрыта, в т.ч. в самой России, Туркестане, а также Бухаре. Показательна в этом плане судьба хлопковых «королей» – братьев Потеляховых Рафаэля и Натанэля.

Оба были арестованы ВЧК в России. Рафаэль уже в конце февраля 1918 г. – сохранился протокол его допроса в ВЧК № 203 от 22 февраля, где она давал объяснения по поводу участия в финансировании правительства Туркестанской автономии. Рафаэлю предъявили также обвинение в том, что попытался переоформить на имя германского подданного 2400 акций Потеляховского товарищества на сумму около 30 млн. руб. Эти акции ВЧК реквизировало. Натанэля арестовали в конце весны 1918 г.

ВЧК также установило, что осенью (и, вероятно, зимой) 1917 г. Потеляховское товарищество успешно продавало туркестанский хлопок в России. Тогда товарищество продало в т.ч. хлопок урожая 1916 г., стоивший в свое время 36 руб. за пуд, по ценам урожая 1917 г., т.е. за 118 руб. Всего было реализовано не менее 213 вагонов. Понятно, что, начиная с зимы 1917–1918 гг., Потеляховы должны были использовать любую возможность для того, чтобы перевезти накопленные ими в России средства за рубеж.

С большой вероятностью можно предположить, что ВЧК прежде всего добивалось того, чтобы Потеляховы поделились с Советской властью капиталами или скрытыми запасами хлопка. На дело Рафаэля председателя ВЧК Дзержинский 26 ноября 1918 г. наложил резолюцию: «Товарищу Аванесову. Вот справка о деле хлопкового короля Потеляхова. Мы предложили отдать его родственникам, если они нам дадут за Потеляхова несколько миллионов пудов хлопка». Так или иначе сделка с ВЧК в конце концов состоялась. Оба брата были выпущены на свободу. Помня об их контактах с С. Герцфельдом можно допустить, что содействие этому было оказано и по сионистским каналам. Братья Потеляховы выехали сначала в Баку, откуда перебрались в Иерусалим (Рафаэль Потеляхов скончался в Лондоне в 1936 г.). Другие хлопковые магнаты братья Вадьяевы в 1920-е гг. эмигрировали в США.

С выходом их хлопкового дела крупных частных капиталов рухнула налаженная десятилетиями система кредитования хлопковой отрасли. С учетом значения текстильной промышленности в экономике России и её зависимости от туркестанского хлопка 8 апреля 1918 г. Совнарком РСФСР для «быстрейшей организации государственной помощи в посеве хлопка» вынужден был отпустить на эти цели 502,4 млн.рублей оборотных средств. Тогда в составе одной из первых советских государственных корпораций «Центртекстиле» создали отдельное ведомство – «Центрхлопок». Его представителей отправили в Туркестан с денежными знаками РСФСР для закупок хлопка.

В мае 1918 г. А. Рыков в докладе I Всероссийском съезду совнархозов среди главных экономических проблем России назвал угрозу хлопкового голода. Он сообщил, что для её предотвращения введена монополия хлопка, и все его запасы объявлены собственностью государства. Годовую потребность в хлопке текстильной промышленности Рыков оценил в 224 тыс. тн хлопка-волокна, что составляло ок. 57 % довоенного потребления. В центре России в тот момент имелось ок.72 тыс. тн хлопка-волокна, а прогноз на туркестанский урожай 1918 г. был ок. 48 тыс. тн (не выполнен!). Запасы, оставшиеся в Туркестане от прошлых лет, оценивались к началу 1918 г. в 80 тыс.тн (в начале 1917 г. они составляли ок. 32 тыс.тн).

Хлопкового голода в России избежать не удалось. Из-за ухудшения военно-политической обстановки в центре России, блокады связи с Туркестаном через Оренбург и Красноводск хлопок из Средней Азии в 1918 г. в достаточных масштабах отгружать не удалось, что вело к остановке текстильного производства. По тем же причинам встречно не поступало остро необходимое зерно.

С установлением Советской власти вся сложившаяся десятилетиями система хлопкопроизводства в Туркестане оказалась разрушена. Национализация хлопкоочистительной отрасли и банков сломала устоявшийся механизм кредитования выращивания хлопка-сырца и его закупок. Угрозы реквизиций, неэквивалетного обмена на обесценивающие деньги или продовольствие определил массовое свертывание хлопкопроизводства. В итоге в 1918 г. урожай хлопка составил всего пятую часть от урожая 1917 г.

Для Туркестана, и, прежде всего, Ферганы, чье сельское хозяйство в значительной степени было сориентировано на хлопок, а поставки хлеба осуществлялись из России, это стало колоссальной трагедией, обострявшей и до того катастрофическое положение с продовольственным снабжением сельского населения. Ощутимый урон по тем же причинам несло и сельское хозяйство Бухары.

/Из неопубликованной рукописи "Революция в центре Азии"/

Комментариев нет: