среда, 19 мая 2010 г.

Зерванизм как космологическая доктрина

В VIII–VII вв. до н.э. на исторической арене Среднего Востока заявляют о себе иранские племена. Сначала мидийцы в конце VII в., разгромив ассирийцев, создали там крупное государство. Вслед за ними в середине VI в. до н.э. персы в свою очередь, разбив мидийцев, создали еще более обширную державу. Эти иранские царства выступили прямыми преемниками древних месопотамских царств, в значительной степени восприняв их государственные традиции, царские церемониалы, письменную культуру, архитектуру и сакральную иконографию.

Так, например, символическое изображение бога-творца Ахура-Мазды – крылатая фигура в солнечном диске – повторяет образ главного бога ассирийцев Ашшура.

О преемственности «верований и религиозно-политической идеологии западных иранцев от ассирийской до раннеахеменидской эпохи» свидетельствуют сведения античных авторов, а также соответствия в иранской ономастике и терминологии позднеассирийского и ахеменидского периодов.

Переход от союза племен, к государству с сильной царской властью и постоянной армией, а также знакомство с богатейшим сакральным и научным знанием Месопотамии потребовал нового уровня религиозной картины мира. Можно предположить, что уже при мидийских царях Киаксаре (625–585) и Астиаге (584–553) в их столице Экбатанах по-ассирийской традиции начали проводиться ежегодные новогодние церемонии «возрождения Времени», призванные затмить древние церемониалы Месопотамии. Тогда же могла начаться идеологическая переработка их сценария в духе иранской религиозной традиции.

Исторически первая иранская религиозная доктрина была разработана жреческим сословием, получившим известность как мидийские маги. Возможно они первыми выдвинули на место первоначала не хаос первозданных вод, а Время как высшее божество. Это учение, получившее в науке название зерванизма, провозглашало наивысшим богом и прародителем всех вещей бога Времени Зервана. Более точно – Зерван Акарана – Безграничное (или Бесконечное) Время – высшая сила, божественная персонификация времени и судьбы. Элиаде М. считал зерванизм «... синкретической теологией, развитой мидийскими магами». Судя по всему, представление о Времени как о первоТворце не есть чисто иранская (или более узко – мидийская) новация, и имело основания в общей индоиранской религиозной традиции (ту же идею о Времени как первобоге, божественной первопричине и прародителе мира практически синхронно начинают транслировать ведийские источники). Можно предположить, что толчком к этому стало соприкосновение с космическими концептами месопотамского круга и принятие свойственной им временной перспективы.

Поскольку в основе исчисления и понимания времени лежали космические циклы, связанные с небосводом как «сферой неподвижных звезд» и движением светил относительно неё, то понятно, что Зерван как высшая сила, тождественная Времени, имел небосвод своим материальным воплощением (считалось, что это «небесная твердь»). Это подтверждает и тот факт, что в авестийской лексике «время» – thwasa, буквально означает «Святой» или «Тот, кто грядет». Так, видимо, первоначально назывался небосвод, означающий небесное божество, распорядителя судеб. То же свидетельствуют Геродот, сообщивший в своей «Истории» (I, 131), что персы «весь небесный свод» называют Зевсом», и Страбон в труде «География» (XV, 3.13) утверждающий, что персы почитают «небо как Зевса», т.е. относятся к нему как к верховному божеству. Небесный свод или Небо как Зевс есть Зерван, понимаемый как безграничные Время и Пространство Космоса. Это хорошо соответствует тексту Эвдемия Родосского (IV в. до н.э.), сообщавшему, что «маги... называют все единое и невещественное то Пространством, то Временем; из него появились либо Ормазд и Ахриман, либо Свет и Тьма».

Т.о. зерванистская исходит из отождествления Времени с небосводом как Космосом, проявляющим себя в гармонии космических циклов движения светил и «сферы неподвижных звезд». Возникновение представления о Времени как первопричине сущего отражало новый уровень религиозно-философских воззрений, установивших связь между космическими круговоротами и основными циклами Природы, а значит человеческого бытия. Такой круговорот, действительно, является проявлением и мерилом времени.

Главным моментом космогенеза согласно учению магов стало порождение Зерваном Акарана (Бесконечным временем) двух взаимодополняющих божественных начала, двух мифологических близнецов – Ахура-Мазду (Бога Добра и Света) и Ангро-Майнью (антибога – демона Зла и Тьмы). Противостояние этих двух противоположных божественных начал определяет все происходящее в мире. Интересно, что уже эта духовная трансформация изменила значение Митры, который занял место посредника = медиатора между Ахура-Маздой и Ангро-Майнью, Светом и Тьмой (в этом вновь проявилось его договорное или право-регулирующее начало). Божественный пантеон изменился и в индуистской (постведийской) религиозной мифологии. Здесь аналогом Зервана как первоначала, высшего божества и творца мира стал Брахман, Ахура-Мазды как хранителя мира – Вишну, Ангро-Майнью как его разрушителя – Шива, т.е. триада Зерван–Ахура-Мазда–Ангро-Манью оказывается соответствующей этому триединому образу индуизма (Тримурти), пришедшему на смену образу Праджапати.

Космический круговорот как Время (космические часы) определяет череду смены дня и ночи, лета и зимы (в этом плане Время-Космос (Зерван) действительно определяет порядок Мироздания, что давало основания рассматривать его как высшую божественную инстанцию). В определенном смысле это действительно можно трактовать как то, что Время-Космос «порождают» Свет и Тьму (неСвет), управляет ими. Что и означает власть Бесконечного времени над всем, в т.ч. над Ахура-Маздой и Ангро-Манью).

Тем не менее Зерван лишь «отдаленная первопричина», осуществивший первый акт творения – порождение близнецов, а затем не вмешивающийся в борьбу между «сыновьями». Зэхнер Р. приводит определение позднего источника, декларирующего, что Зерван один «был всегда и будет всегда... Но, несмотря на все окружающее его величие, никто не называл его творцом, потому, что он еще не произвел творения». Т.е. в зерванизме, как и в более ранних космологиях разделяется Первопричина и Демиург. Здесь «Время» оказывается формой первичного и потому вечного «хаоса» (непроявленного), а Демиург (Творец) формой проявившегося пространства Космоса.

В доктрине зерванизма (впервые) проявляется один из центральных концептов маздаизма – неизбежное сосуществование Добра и Зла. В пару Ахура-Мазде, признанному верховным божеством в иранском мире, ставится его антипод – брат-«близнец» Ангро-Манью, в определенном смысле равный ему по возможностям (позднее это дало основание христианам обвинять зороастрийцев в том, что они почитают «брата Дьявола»). В результате мир создавался не одним, а двумя Демиургами (один – со знаком «+», другой – со знаком «–»): каждое божественное творение Ахура-Мазды Ангро-Манью «омрачал» встречным сотворением элементов Космоса, обладающих отрицательными качествами. Потому единство двух противоположностей оказалось сущностным свойством реального Космоса (обратим внимание, что Зервану и Ахура-Мазде позднее нашлось прямое планетерное воплощение: Зерван (Кронос) – Сатурн, Ахура-Мазда (Зевс) – Юпитер, а у Ангро-Манью не оказалось планеты. Т.е. ему нет места в видимом гармоничном космическом мире. он – владыка анти-мира, анти-Космоса). Существуют свидетельства, что зерванизм (в целом или некоторые его течения) проявлял культовое уважение к Ангро-Манью, допуская адресованные ему богослужения и даже жертвоприношения.

Согласно тексту первой главы постсасанидского космогонического труда «Бундахишна» (букв. «Мироздание», «Творение основ» – позднее ортодоксальное зороастрийское сочинение по космологии, написанное на пехлеви в VIII–IX вв.), Ормазд (Ахура-Мазда) и Ахриман (Ангро-Манью) существуют предвечно. Но если Ормазд бесконечен во Времени и ограничен Ахриманом в Пространстве, то Ахриман ограничен и в том и в другом по той причине, что однажды он прекратит свое существование. Иначе говоря, Бог был изначально конечен, так как ограничен своим врагом Ахриманом. Такое положение могло бы длиться целую вечность, если бы однажды Ахриман не совершил нападение на Ормазда. В ответ Ормазд сотворил мир, что позволило ему стать бесконечным и в пространстве (т.е. Сотворение стало ответом на вызов сил Зла). Так Ахриман помог Ормазду приблизиться к совершенству. Другими словами, Зло, неосознанное и невольное, помогает победе Добра. В части 26 «Большого Бундахишна» разъясняется: «Действие Времени состоит в том, что оно было бесконечным, а стало конечным в акте творения до завершения, которое наступит тогда, когда Разрушительный Дух обессилит, тогда оно соединится с той же бесконечностью навсегда».

Именно наделение мира двумя противоположностями придало ему смысл и возможность развертывания во времени – через борьбу Ахура-Мазды и Ангро-Манью – противостояние Добра и Зла. У этого космологического видения древнеиранских магов существует любопытная аналогия в современном мире: разработчики игровых компьютерных «стратегий» констатируют, что без сбалансированности «сил добра» и «сил зла» игра «не живет», она «игрокам» не интересна!..

На этой основе возникло представление об трех (или четырех) циклах Истории, каждый из которых имеет продолжительность около трех тысячелетий (милленаризм как учение о циклах): 1 – царство Ахура-Мазды (цикл Добра), 2 – царство Ангро-Манью (цикл Зла), 3 – борьба Добра и Зла (цикл Битвы) и, наконец, 4 – цикл Победы и возврата к истокам.
В античной средневосточной сакральной иконографии присутствуют некоторые изображения, которые могут быть интерпретированы как изображения Бога Времени. Их отличает трехчастность, трактуемая как соответствие Трех Времен трем сферам бытия – трем частям Космоса. Согласно некоторым источникам сирийского происхождения, Зерван пребывает в окружении трех божеств, представляющих три его ипостаси, это Ашокар, Фрашокар и Зарокар. их имена соответствуют авестийским эпитетам: arsokara (тот, кто делает мужественным), frаsоkаrа (тот, кто делает великолепным) и marsokara (тот, кто делает старым). = три этапа жизни, а также = Прошлое – настоящее – будущее.

После покорения Мидии персами зерванизм как космологическая доктрина и учение магов, относимые к маздаистской традиции, сохранил свои позиции и в державе Ахеменидов (похоже, что тогда одним из главных центров зерванизма стал Вавилон). Бойс М. также считает, что зерванизм утвердился при Ахеменидах на западе Ирана, однако рассматривает его как «зурванисткую ересь», искажающую учение Заратуштры. На наш взгляд, зерванизм надо рассматривать не как маздаистскую ересь, а как первичную собственно иранскую религиозную доктрину, которая позднее стала моделью для выработки доктрины ортодоксального зороастризма. Историк науки Ван-дер-Варден Б., анализируя космологическое содержание этих двух учений, пришел к выводу, что в историческом плане зерванизм предшествует ортодоксальному зороастризму и возник в Нововавилонский период.

/из неопубликованной рукописи "Космология как доктрина культуры: Восток-Запад"/

1 комментарий:

p-h-oenix комментирует...

В рамках тех источников, которые были Вам доступны - текст вполне адекватный (не считая "Зэхнера" и прочего). Проблема в том, что доступные Вам источники, по данной теме не только не являются ключевыми, но даже косвенно не освещают сути проблемы.