суббота, 17 сентября 2011 г.

ШАХМАТНАЯ ИГРА ТАМЕРЛАНА

Обдумывая свой ход, Темур ибн Тарагай по привычке медленно оглаживал рукой жесткую бороду. Это помогало сосредоточиться и просчитать нужную комбинацию. Великий Амир с юности ценил и любил шахматы. Их начала первым преподал отец, но в смыслы, дух, искусство этой древней игры ввел его главный учитель – шейх Шамс ад-Дин Горшечник (Кулял). Духовный наставник терпеливо объяснял пытливому ученику, что это для непосвященных деревянные фигуры неподвижны, а для опытных игроков шахматное поле полно напряжения манящих возможностей и скрытых опасностей.

Цепкая память Амира Темура хранила все шахматные сражения. Он помнил рисунок, ритм и, что особенно важно, психологию игры с конкретным противником. На особом счету были поражения и определившие их моменты ошибок. Шейх Кулял приучил его учиться у сильных, обретая способность приподниматься над суетой близких ходов и выстраивать далекое видение – стратегию победы. Темур понимал как далек реальный мир от шахматной доски. Но с другой стороны – сколько сходства. Если бы Великого Царя и Гениального Полководца попросили открыть секрет выдающихся успехов, то он, не колеблясь, сослался бы не только на божественное провидение, но и на искусство шахмат.

Итак выбор сделан. Оторвав руку от бороды, Амир переставил свою главную фигуру на поле противника. Черный ферзь, защищенной могучей турой, вторгся в священное пространство белого короля, угрожая разрушить всю его оборону. У Темура кольнуло сердце. Эта фигура своей решительностью и мощью атаки напомнила ему любимого внука и наследника Халиль-Султана, таким же был его первый сын Джехангир (оба уже ушли в мир иной), таким был и он сам в молодости. Теперь он на шахматном поле, конечно, король. Это – ключевая фигура игры, однако очень осторожная, далекая от боев и не имеющая права на риски прямых схваток. Такими всегда были китайские императоры, троном которых еще недавно владели Чингизиды, а теперь готовился захватить сам Темур.

Прошло около сорока лет, с тех пор, как, научив шахматным стратегиям, шейх Кулял, благословил молодого Темура на создание великой державы – оплота веры и справедливости. За эти годы победными трудами Амира Темура в его империи собраны земли, равные масштабом завоеваниям Великого Искандера и Чингиз-хана. Несмотря на чрезмерную занятость, Темур ибн Тарагай всегда находил время для шахмат: в разгар дворцовых дел, в дороге на дальних походах, в боевых действиях, в домашних заботах большой царской семьи. Часы шахматных противостояний, как ничто другое, давали ему силу душевного равновесия и уверенность в жизненном успехе. Это ни в коей мере не было забавой.

На заднем плане каждой партии перед Темуром, так или иначе, высвечивались имперские дела, позволяя по ходу игры оттачивать, выверять государственные решения. И, хотя он уже почти стал вселенским императором, и имя Тамерлана вселяло страх и покорность в пределах его державы, а у соседей вызывало ужас и смирение, великий правитель понимал, что шахматная «партия судьбы» по-прежнему продолжается и его исход еще неизвестен.

Сегодня его партнером в игре был глубокоуважаемый Абу Саид Сагарджи, сын ушедшего в мир иной великого шейха Бурхан ад-Дина – главы мусульман Пекина при последних монгольских императорах Китая. Исполняя волю отца, Абу Саид привез тело покойного родителя в Самарканд, и, испросив разрешения Государя, захоронил его недалеко от цитадели у погребения Кутба Нур ад-Дина. Сын и преемник великого суфия шейх Сагарджи остался у трона Амира Темура в качестве одного из самых близких духовных лиц. Абу Саид в искусстве шахмат не уступал Темуру. В таинства этой игры его посвятил отец, чье мастерство вызывало изумление в Индии и Китае. Чтя память Бурхан ад-Дина, Темур приказал возвести над его погребением мавзолей, получивший имя Рухабад – обитель мудрости.

Обычно Сохибкиран выбирал черный цвет. Он чувствовал в нем особую, понятную ему глубину и силу. Не Черные, а Белые начинают Игру и, что то же, Войну. Белые имеют преимущество инициативы. Черные же в начале лишь парируют выпады белых. Великого Амира это устраивало. Он давал возможность «белому» сопернику проявить себя, раскрыть замыслы, увлечься наступлением. Как полководец Амир Темур хорошо усвоил закон шахмат – при правильной обороне «черных» любая «белая» атака захлебнется и в игре наступит момент зыбкого равновесия. Тогда и начинается настоящая игра...

Ответным ходом мудрый Абу Саид прикрыл брешь в шахматном королевстве белых. Еще не успев просчитать новый расклад сил на доске, Темур интуитивно почувствовал как шейх искусно обесценил его главное направление удара и одновременно создал себе шанс атаки. Рука Амира вновь поднялась к бороде. Сильных игроков за то и ценишь, что они способны удивить, и открыть тебе иное видение мира. И тогда надо искать новые пути. В его сознании вновь и вновь всплывали рассказы Сагарджи, в которых он, делясь древней мудростью, разъяснял сакральный смысл шахмат...

Играющие в Шахматы – движут миром. Волею небес каждая шахматная партия незримыми нитями связана с реальными событиями мира, даруя победы и поражения. Мир будет в движении пока продолжается Игра Белых и Черных...

Комментариев нет: